Применение историй на практике 5 глава

В тех случаях, когда неповиновение и протест определяют поведение человека, им часто сопутствует потребность в абсолютном авторитете, которому можно довериться. И напротив, многие из числа тех, кто кажется послушливыми и приспособившимися, находятся в состоянии неизменного, скрываемого от всех кризиса авторитета, другими словами его отрицания, в состоянии напряженного внутреннего протеста, который может проявляться Применение историй на практике 5 глава самым странноватым и внезапным образом.

Один коммерсант в возрасте 21-го года, работавший в торговом предприятии собственного отца, так обрисовал мне свою проблемную ситуацию во время первого психотерапевтического сеанса.

«С некого времени я чувствую, как миниатюризируется моя работоспособность. Мне очень тяжело делать все то, что требуется от меня по работе Применение историй на практике 5 глава, потому что я очень стремительно утомляюсь. Моя способность к концентрации внимания также резко снизилась. Потому я повсевременно недоволен собой и склонен к злости по отношению к другим. Отец нередко делает мне замечания. Снаружи я принимаю все порицания флегмантично и со стоическим спокойствием, но в глубине души Применение историй на практике 5 глава появляется протест по отношению к авторитету родителей. За ближайшее время к этому прибавились сильные мигрени. Все почаще я чувствую себя совсем разбитым, обессиленным, и мне кажется, что скоро я вообщем ни на что не буду способен. Я пробую скрывать свои беспомощности различными уловками, хотя это мне не приносит облегчения».

Снаружи повиновение пациента Применение историй на практике 5 глава проявлялось в исключительной вежливости, которую можно рассматривать как помеху для проявления своей воли и как следствие подавляющего авторитета отца. Требования отца к отпрыску имели для пациента значение безоговорочного послушания, по последней мере он так для себя это представлял. Он брался делать все деловые поручения отца, даже если это было Применение историй на практике 5 глава выше его сил. Единственным выходом из создавшегося положения оставались «уловки». Он выкидывал деловые письма, на которые не мог ответить, «забывал» записывать принципиальные телефонные звонки и не давал предстоящего хода поручениям и заказам. Единственное разъяснение, которое он находил для собственной проф «непригодности», было, по его словам, то, что Применение историй на практике 5 глава он просто переутомился, что нагрузка очень велика для него и что он вообщем непригоден для этой профессии.

При таковой самооценке быстрее нужна была бы переквалификация, чем психотерапевтическое исцеление. Но дело было в том, что пациент сам, по собственному желанию, решил лечиться у психоаналитика, разумеется, нуждался в помощи, чтоб Применение историй на практике 5 глава разобраться в собственных конфликтах, и чуть ли считал смену профессии правильным выходом из положения, думая, что это бегство от проблем. Но этот ход мыслей не мог быть им осознан без некой подготовки. Потому в конце третьего сеанса, когда меж нами установились непосредственные дружественные дела, я сказал ему историю «Месть Применение историй на практике 5 глава поддакивающего», в какой идет речь об авторитете и о поступке по отношению к нему.

Пациент улыбнулся: «Отец, к примеру, поручает мне ответить на письмо, позвонить по телефону. Я это делаю, но на собственный манер. И для меня это значит, что я выполнил поручение. Зато от отца мне удается снова ускользнуть. Это, естественно Применение историй на практике 5 глава, удивительно. Поправде, мне очень нравится моя профессия. Но стоит мне услышать от отца указания либо приказания, как я чувствую себя заблокированным, неспособным действовать. Тогда я включаю, так сказать, холостой ход, и дело не продвигается ни на сантиметр вперед».

«Понимает ли Ваш отец, в чем причина вашей небрежности?» – спросил Применение историй на практике 5 глава я.

«Думаю, что нет. Он просто считает меня ненадежным, непорядочным, неопрятным, ленивым и, может быть, дальше глуповатым. Но то, что я бунтую против его авторитета, чуть ли доходит до него. Ведь я на все отвечаю «да» и «аминь», если даже это для меня нестерпимо. В особенности меня злит то, что Применение историй на практике 5 глава он дает распоряжения, вообщем ни с чем же не считаясь».

Мы поочередно проработали создавшуюся конфликтную ситуацию исходя из убеждений проблематики «вежливость – искренность», которая превратила притязания отца на послушание в конфликт для отпрыска. Другой концепцией к пассивному сопротивлению пациента стало активное сопротивление: сказать, чего я не могу сделать Применение историй на практике 5 глава, и разъяснить, почему я этого не могу сделать. Таким макаром, конфликт был переведен из неадекватной сферы поведения, основой которого было детское упрямство, в необходимость непосредственно обсудить с папой создавшееся положение. Для пациента это задание было выполнить уже не тяжело, потому что он заполучил принципиальное себе чувство убежденности в том, что Применение историй на практике 5 глава не должен безоговорочно повиноваться папе, а может, не боясь наказания, независимо отстаивать свои собственные желания, потребности, интересы. Сразу была проанализирована основная конфликтная проблематика пациента, в итоге чего пациент научился осознавать, почему он по отношению к папе занял такую оборонительно-мазохистскую позицию и что препятствовало ему быть добросовестным и искренним Применение историй на практике 5 глава.

Неплохой пример

Один мулла желал уберечь свою дочь от всех угроз жизни. Когда настало время и краса ее расцвела как цветок, он отвел дочь в сторону, чтоб поведать ей, как много в жизни встречается подлости и коварства. «Дорогая дочь, задумайся о том, что я для тебя на данный момент скажу. Все Применение историй на практике 5 глава мужчины желают только 1-го. Они хитры, каверзны и расставляют ловушки, где только могут. Ты даже не заметишь, как погрязнешь в болоте их вожделений. Я желаю показать для тебя путь, ведущий к несчастью. Поначалу мужик восхищается твоими плюсами и восторгается тобой. Позже он приглашает тебя походить с ним. Позже Применение историй на практике 5 глава вы проходите мимо его дома, и он гласит для тебя, что желает только зайти за своим пальто. Он спрашивает тебя, не захочешь ли ты зайти совместно с ним в его квартиру. Там он приглашает тебя сесть и предлагает испить чаю. Вы совместно слушаете музыку, проходит какое-то время, и Применение историй на практике 5 глава он вдруг кидается на тебя. Ты опозорена, мы все опозорены, твоя мама и я. И вся наша семья опозорена, а наше доброе имя опорочено навсегда». Дочь приняла близко к сердечку слова отца. И вот в один прекрасный момент, гордо улыбаясь, она подошла к папе и произнесла: «Отец, ты Применение историй на практике 5 глава, наверняка, пророк? Откуда ты знал, как все произойдет? Все было точно так, как ты говорил. Поначалу он восторгался моей красотой. Позже он пригласил меня погулять. Вроде бы случаем мы проходили мимо его дома. Тогда злосчастный влюбленный увидел, что запамятовал свое пальто, и, чтоб не оставлять меня одну, попросил зайти совместно с Применение историй на практике 5 глава ним в его квартиру. Как того требуют правила вежливости, он предложил мне испить чаю и скрасил время расчудесной музыкой. Здесь я вспомнила твои слова и уже точно знала, что меня ждет, но ты узреешь, что я достойна того, чтоб быть твоей дочерью. Когда к ощутила, что мгновение Применение историй на практике 5 глава это приближается, я ринулась на него и обесчестила его, его родителей, его семью и его доброе имя!»

Один сорокавосьмилетний коммерсант прочел в журнальчике статью о моей книжке «Позитивная психотерапия» и пришел ко мне на прием. Его задачи можно было обрисовать в общих чертах такими понятиями, как кризис авторитета, задачи отношения Применение историй на практике 5 глава поколений, комплекс неполноценности, моральные сомнения и пр. По словам пациента, он обратился к психоаналитику не из-за себя, а из-за собственной дочери, которая доставляла ему много огорчений. Его двадцатилетняя дочь Сусанна сходу после окончания школы переехала в другой город продолжать учение. Он не давал на это собственного согласия Применение историй на практике 5 глава и до сего времени не может привыкнуть к мысли, что Сузи, как он ее лаского называл, живет одна, беззащитная, в чужом городке.

Его жалобы всякий раз оканчивались тем, что никто не сумеет посодействовать его дочери и он единственный, кто сможет отвратить от нее неудачу. «У меня большой актуальный опыт, в Применение историй на практике 5 глава том числе и горьковатый. Современные юные люди такие беззаботные и ветреные, они совершенно не задумываются о последствиях. Вы ведь понимаете, какие угрозы подстерегают их на каждом шагу. Если б моя дочь управлялась моим опытом, она могла бы уберечь и себя и нас, ее родителей, от огорчений и излишних Применение историй на практике 5 глава волнений».

Пациент приехал на разовое исцеление из Рурской области. Потому терапевтические усилия следовало сосредоточить лишь на более важныхвопросах.Вне сомнения,у пациента была склонность к назойливым состояниям, он пробовал своим преувеличенно оберегающим поведением убрать все грозящие его дочери угрозы. Но это добивалось долгого исцеления. Для разового исцеления я был должен Применение историй на практике 5 глава использовать другие средства. Я поведал этому чрезвычайно озабоченному и внутренне измученному папе историю «Хороший пример».

Поначалу пациент слушал с энтузиазмом. Когда же наступила кульминация, на лице его появилось практически испуганное выражение, а позже он рассмеялся. У меня было воспоминание, что он вполне вошел в роль муллы и Применение историй на практике 5 глава что благодаря неожиданному внезапному повороту событий был так же изумлен, как и герой истории. Без всяких с моей стороны вопросов пациент стал говорить о собственной семье, о том, как он сам мучился от авторитета отца, который обожал повторять: «Если я говорю, что вода течет в гору, то она Применение историй на практике 5 глава и течет в гору».

Сравнив рассказанную мною историю с своей ситуацией, пациент понял двоякое значение собственной лишней опеки и смог верно осознать свою роль отца.

Казалось, что пациент отправился в путешествие, чтоб совершать открытия, так он изумлялся всякий раз, когда узнавал до сего времени себе неведомые явления и их взаимозависимость. Еще Применение историй на практике 5 глава пока было рано гласить об окончательном итоге исцеления, но он мог уже без помощи других и поочередно рассматривать свою конфликтную ситуацию и ее последствия для отношений с дочерью. В предстоящем я получил от него письмо, в каком он написал мне, что повсевременно размышляет об истории и затронутых в Применение историй на практике 5 глава ней темах и что стал более строго и самокритично относиться к для себя самому.

Шерстяная борода

Одна дама длительно и кропотливо выбирала на рынке в магазине шерстяных и трикотажных изделий шерстяную материю, из которой она собиралась сшить накидку для собственного супруга. Самым основным было для нее то, чтоб ткань была только Применение историй на практике 5 глава из незапятанной овечьей шерсти, ничего другого она и знать не желала. «Возьмите же вот эту прекрасную ткань, – предложил ей торговец отрез шерсти. – Ваш супруг будет себя ощущать в ней так, как будто ангелы вознесли его в рай». От этих слов дама ощутила, что слабнет. Она только желала Применение историй на практике 5 глава удостовериться: «Ты можешь мне поклясться, что эта материя из незапятанной шерсти?» – спросила она торговца. «Конечно, – ответил тот. – Клянусь всеми пророками, что это, – при всем этом он погладил рукою свою длинноватую белоснежную бороду, – не из чего другого, а только из незапятанной шерсти».

«Я больше не могу веровать собственному супругу. Он Применение историй на практике 5 глава хоть какое дело умеет повернуть так, как ему выгодно», – говорила мне сорокапятилетняя женщина-врач, германка, которая была замужем за врачом-персом. Все ее жалобы сводились к одному повсевременно циклическому переживанию: если супруг провожал своихгостей, в большинстве случаев сограждан, домой либо на вокзал, то это продолжалось обычно несколько часов. А сам Применение историй на практике 5 глава он гласил, уходя из дому, что на данный момент же возвратится. Это выводило пациентку из себя. В жалобах на супруга слышалось и порицание восточного стиля жизни. Я отдал ей прочесть историю про шерстяную бороду. Пациентка улыбнулась. «Несмотря на то, что мой супруг доктор, он полностью мог бы быть торговцем Применение историй на практике 5 глава шерсти. Я совершенно другая. Если я чего-нибудть говорю, то этому вне всякого сомнения можно верить». Здесь мы как раз и подошли к разрешению появившейся в их семье межкультурной задачи, а история про шерстяную бороду посодействовала пациентке проникнуться миром эмоций и представлений ее супруга.

Скупость часто обходится дороже

Перед Применение историй на практике 5 глава арбитром стоял человек, которого винили в том, что он брал взятки. Все гласило за то, что он виновен, и арбитре только и оставалось, что вынести приговор. Арбитр был мудрейшим человеком. Он предложил обвиняемому три наказания на выбор: или заплатить 100 туманов, или получить 50 палочных ударов, или съесть 5 фунтов лука. «Вот это Применение историй на практике 5 глава, наверняка, будет не так трудно», – пошевелил мозгами осужденный и откусил первую луковку. Съев три четверти фунта сырого лука, он уже не мог больше глядеть без омерзения на эти дары природы. На очах выступили слезы, которые ручьями текли по щекам. «О высочайший трибунал, – взмолился он, – отмени луковки, пусть уж лучше будут палочные Применение историй на практике 5 глава удары». Про себя он пошевелил мозгами, что схитрил, но зато сберег средства. Всюду была известна скупость этого человека. Судебный исполнитель раздел его и положил на скамью. Уже при одном виде палача массивного телосложения и гибкой розги в его руках бедолагу окутала дрожь. При каждом ударе по спине Применение историй на практике 5 глава он выл, что было мочи, а на десятом ударе взмолился: «О высочайший трибунал, сжалься нужно мной, отмени удары». Арбитр сделал отрицательный символ головой. Тогда обвиняемый стал умолять: «Позволь мне лучше заплатить 100 туманов». Так, желая сберечь средства и избавиться от ударов, он обязан был испробовать все три наказания.

Один Применение историй на практике 5 глава сорокадвухлетний пациент стал все почаще и почаще пропускать психотерапевтические сеансы, заняв вроде бы оборонительную позицию. Он возникал только тогда, когда его истязала болезнь, появлялась тревога и депрессия. Уже в дифференциально-аналитическом опроснике оказалось на виду то, что он был очень экономичным в воззвании с средствами, к примеру, отрешался от тех видов услуг Применение историй на практике 5 глава, которые были связаны с растратой средств, не приглашал гостей, потому что «это стоит очень недешево и ничего не дает». На вопрос, почему он пропускает психотерапевтические занятия, пациент отвечал общими фразами вроде: «Я был так занят, что запамятовал, когда мне был назначен прием» и т.п. Когда Применение историй на практике 5 глава же разговор зашел о бережливости, плотина прорвалась. Он вскипел: «Мне это уже надоело. За психотерапевтическое исцеление я плачу еще больше, чем моему домашнему доктору. Он вылечивает меня вот уже восемь лет. Я не могу позволить для себя растрачивать столько средств на психотерапию…» Пациент высказал конкретно то, что очень принципиально для врача-психотерапевта Применение историй на практике 5 глава: он заговорил о том, что ему мешает.

С одной стороны, его аргументы казались так убедительными, что следовало поразмыслить о прекращении исцеления. С другой стороны, денежные затруднения не составляли сущности его аргументации. У пациента было довольно средств; не считая того, можно было бы понизить ему плату за исцеление. В Применение историй на практике 5 глава этом случае его критика сама по для себя уже была симптомом, относящимся и к психотерапии, и к конфликту. То значение, которое он присваивал бережливости и растрате средств, представляло собой основной конфликт, обернувшийся для него неуверенностью в следующем дне и социальной изоляцией. Сейчас задачка заключалась в том, чтоб нейтрализовать его Применение историй на практике 5 глава сопротивление, предпосылкой которого была бережливость. Это и стало главной темой последующего сеанса.

Пациент повторял свои стереотипные критичные выражения, и, казалось, его нельзя было двинуть с мертвой точки. Мысли о бережливости так заполнили его сознание, что он уже был не в состоянии мыслить ни о чем другом. Из Применение историй на практике 5 глава этого тупика пациенту посодействовала выкарабкаться персидская история «Скупость часто обходится дороже». Он сумел в каком-то отношении идентифицировать себя с героем истории, поглядеть на себя со стороны и помыслить о собственной ситуации в рамках этой истории. Прочитав ее, пациент некое время молчал и напряженно задумывался. Позже произнес: «Мне кажется, что эта история Применение историй на практике 5 глава относится ко мне. Сколько средств я перевел на исцеление, особые лекарства, книжки о здоровье и пр. И вот сейчас я обратился к психотерапии. У меня появилось доверие к ней; я чувствую, что Вы меня осознаете и что психотерапия мне поможет. И вдруг я начинаю жалеть средства на Применение историй на практике 5 глава это. Сейчас только я стал осознавать, как нередко из-за собственной окаянной скупости я отрешался от реальных способностей, а в итоге позже приходилось платить еще больше». Отныне появилась возможность для конструктивного анализа таковой связанной с конфликтами нормы поведения, как бережливость.

Сокрытой предпосылкой сопротивления может быть не только лишь Применение историй на практике 5 глава бережливость, да и то, как пациент распределяет свое время. Это сопротивление может разъясняться тем, что пациент, распределяя свое время, вправду не имеет способности для психотерапии, потому что дает предпочтение другим делам, а психотерапию считает кое-чем второстепенным. Можно было бы из этого прийти к выводу об отсутствии мотивации, но Применение историй на практике 5 глава таковой вывод время от времени бывает похож на куцее замыкание. Принимая решение, пациент тем оценивает ситуацию. В базе этой оценки лежат определенные предпосылки, которые следует проанализировать сначала. Рассредотачивание времени на каждый денек могло бы прояснить, есть ли у пациента свободное время либо его нет и почему он дает предпочтение другим Применение историй на практике 5 глава делам. Недочет времени мог быть собственного рода защитой от психотерапии и означать, что пациент прибегает к рационализации. Пациент мог также считать психотерапию так вредной, что лучше с ней не связываться. Этот мотив также имеет свои сокрытые предпосылки, нередко труднодоступные для осознания пациента. И в этом случае недочетом времени Применение историй на практике 5 глава он прикрывается как щитом.

Пациент, страдавший от суровой сердечной дефицитности, вегетативно-функциональных нарушений и состояний волнения, после первой беседы в виде отговорки произнес мне, что у него нет времени для психотерапии. Я предупредил его, что откладывание исцеления с большой степенью вероятности может привести к ухудшению состояния его здоровья. Но Применение историй на практике 5 глава даже эта аргументация не могла уверить его. Для него животрепещущая способность «время» была важнее, чем продолжение исцеления.

Показательным было и то, что, анализируя информацию о пациенте, содержащуюся в его истории заболевания, я был удивлен тем обстоятельством, что, невзирая на свою кажущуюся загруженность, он был должен растрачивать довольно много времени, когда ухудшалось Применение историй на практике 5 глава состояние его здоровья, и по некоторое количество дней лежал в кровати. Но здесь честолюбивого пациента начинала беспокоить его установка: «Время – деньги». Чтоб расширить первоначальную концепцию пациента, я противопоставил ей выражение Лих-тенберга: «Те, у кого никогда нет времени, делают меньше всего». Сейчас мудрейшее изречение поменяло восточную историю. Пациент сходу Применение историй на практике 5 глава принял эту дополняющую концепцию. Если ранее он упрямо отклонял все пробы вести беседу, то сейчас он сам заговорил о собственной проблематике, центром которой были животрепещущие возможности – преуспевание в деятельности и время.

Потаенна длинноватой бороды

Один ученый, который прославился своими познаниями и прекрасной длинноватой седоватый бородой, шел в один Применение историй на практике 5 глава прекрасный момент вечерком по переулкам Шираза. Погруженный в свои мысли, он проходил мимо толпы водоносов, которые потешались над ним. Самый смелый из их подошел к нему, низковато поклонился и произнес: «Великий мастер, мы с товарищами заключили пари. Скажи-ка нам, где лежит твоя борода, когда ты спишь ночкой, на одеяле Применение историй на практике 5 глава либо под ним?» Ученый вздрогнул, оторвавшись от собственных мыслей, поглядел с удивлением, но приветливо ответил: «Я и сам не знаю. Я никогда не задумывался об этом. Но я непременно исследую. Завтра в то же время приходи сюда снова, и я отвечу на твой вопрос».

Когда наступила ночь и ученый лег спать Применение историй на практике 5 глава, сон не приходил к нему. Наморщив лоб он размышлял, где же обычно лежит его борода. На одеяле? Под одеялом? Как он ни задумывался, но вспомнить не мог. В конце концов мудрец решил сделать опыт: положил свою бороду на одеяло и попробовал уснуть. Внутренняя тревога подступила к сердечку. Вправду Применение историй на практике 5 глава ли это правильное положение? Если да, то почему же он так длительно не может уснуть? А ведь ранее он издавна бы уже спал. Подумав об этом, мудрец упрятал свою бороду под одеяло, но сна не было ни в каком глазу. «Наверное, она все-же должна лежать на одеяле», – пришло Применение историй на практике 5 глава в голову ученому, и он опять положил бороду на одеяло. И так он промаялся всю ночь напролет – борода на одеяле, борода под одеялом, – ни на миг не смыкая глаз и не получив ответа на вопрос. На последующий денек вечерком он пошел на встречу с юным водоносом. «Друг Применение историй на практике 5 глава мой, – произнес мудрец, – до сего времени я спал, увенчанный своей бородой, и всегда отличался неплохим сном. С того времени как ты спросил меня, где лежит моя борода во время сна, я больше не могу спать. И не могу ответить на твой вопрос. А моя борода, украшение моей мудрости и моего почетного Применение историй на практике 5 глава возраста, стала мне чужой. Я не знаю, когда вновь с ней примирюсь».

Один инженер в возрасте сорока 1-го года пришел ко мне на психотерапевтическое исцеление по поводу назойливых состояний. Ранее он два раза лечился в психотерапевтической поликлинике. «Я больше не могу всего этого выдерживать. Я совершенно не могу спать… Если Применение историй на практике 5 глава происходят какие-то перемены, это совсем выводит меня из равновесия. Во всем должен быть порядок, таковой, к которому я привык. Я сам понимаю, что все это малость удивительно, но я не могу, к примеру, спать, если супруга переменила белье для постели. Я должен встать и постелить прежнее белье. Моя Применение историй на практике 5 глава супруга считает меня совсем ненормальным. Я не желаю так жить, но по-другому у меня ничего не получается».

По словам пациента, его отец был в высшей степени педантичным, честным человеком и не вытерпел кавардака в чем бы то ни было. Если комната отпрыска не была убрана Применение историй на практике 5 глава, то в наказание он был должен ложиться спать в семь часов вечера. Там он предавался своим фантазиям и строил планы, вроде бы отомстить папе. На прием пациент пришел в полном отчаянии. «Я совсем сошел с разума, не могу даже управлять машиной. На прошлой неделе я ненамеренно переставил сидение, а сейчас не Применение историй на практике 5 глава знаю, как сделать верно. Я передвигаю его туда-сюда, а оно никак не становится на свое место. Я чувствую себя в машине так неуверенно, как никогда». Разумеется, что назойливые состояния у пациента были издавна. Они на сто процентов заполнили его сознание. Потому основная цель терапевтической беседы состояла в том, чтоб Применение историй на практике 5 глава сделать определенную дистанцию по отношению к его назойливым состояниям. Потому я и поведал ему историю про тайну длинноватой бороды.

Пациент от всего сердца рассмеялся, лицезрев сходство меж собой и основным героем: «С ним случилось то же, что и со мной. Да, ему не просто, хоть он и мудрец Применение историй на практике 5 глава». На последующем сеансе пациент поведал, что он нередко размышляет об этой истории. К его собственному удивлению, вождение машины вдруг опять стало для него легким. «Я всегда задумывался: сидение впереди либо сидение сзади – но ведь это то же самое, что борода поверх одеяла либо борода под одеялом». История Применение историй на практике 5 глава посодействовала пациенту поглядеть на свою ситуацию вроде бы со стороны, и благодаря этому управление машиной вновь стало для него обыденным делом.

Государь собственного слова

В один прекрасный момент друг спросил муллу, после того как прослушал его по-юношески вдохновенную проповедь: «Мулла, почтеннейший, сколько для тебя лет?» Мулла поглядел на юного человека и Применение историй на практике 5 глава ответил: «Мне еще больше лет, чем ты просушил рубах на солнце. Мой возраст – не тайна, мне 40 лет».

Прошло около 20 лет, и оба друга опять повстречались. Мулла уже был седоватым, а борода его казалась обсыпанной мукой. «Мулла, почтеннейший, как издавна я тебя не лицезрел! Сколько же для тебя сейчас Применение историй на практике 5 глава лет?» – спросил друг. Мулла ответил: «Ах ты любознательный, все-то ты хочешь знать. Мне 40 лет». С удивлением друг воскрикнул: «Как это так? Когда я спрашивал тебя 20 лет тому вспять, ты ответил мне то же самое. Тут что-то не так!» Мулла вскипел: «Почему этого не может быть? Эка неудача Применение историй на практике 5 глава, что прошло 20 лет? Тогда я произнес, что мне 40 лет, и сейчас я говорю то же самое. Я всегда был государем собственного слова».

Среда, в какой живет человек, как и общество в целом, зависят от времени. Запросы, потребности, ожидания, виды на будущее меняются зависимо от роста населения, урбанизации, общественного Применение историй на практике 5 глава расслоения. Эти конфигурации окружающего мира не проходят без последствий для человека. Требования, которые предъявляются к человеку, к его роли в обществе, и те, которые он сам к для себя предъявляет, меняются зависимо от потребностей и нужд мира вокруг нас.

Конфигурации в развитии человека происходят на фоне исторических, культурных и Применение историй на практике 5 глава соц процессов. Психотерапия относительно не много занимается этими общими вопросами. Ее заинтересовывают личные возможности человека к изменению. Слово «приспособление» сейчас стало одиозным. Но его можно было бы поменять словами «способность управляться с новейшей ситуацией». Эта способность к адаптации является значимой предпосылкой для исцеления. Чтоб объяснить эту идея, приведу пример из Применение историй на практике 5 глава собственной мед практики.

Пациент, страдавший гиперфункцией щитовидной железы, мог выходить из дому в одной рубахе даже в сильный мороз. В то время как все зябли, он не ощущал холода. Органической предпосылкой этого было то, что гиперфункция щитовидной железы вызывала усиленный обмен веществ и организм производил лишнее тепло. В то же время Применение историй на практике 5 глава пациент очень мучился от жары. Это страдание выражалось в трудностях адаптации. Если здоровый организм может адаптироваться к большой амплитуде колебаний температуры, то у такового пациента способность к адаптации снижена, он болезненно чувствителен к температурным изменениям среды.

Нечто схожее происходит и с пациентом-невротиком, он испытывает такие же трудностиадаптации. Но Применение историй на практике 5 глава разница в том, что не температурные конфигурации делают для него трудности, а конфигурации поведения, его ожиданий и надежд в данном соц окружении. Так, человек, страдающий назойливыми состояниями, который за порядок готов дать половину жизни, столкнувшись с какими-либо отклонениями от собственных представлений о порядке, чуть ли может примириться Применение историй на практике 5 глава с ними. В собственном суженном представлении о порядке пациент-невротик полностью способен к адаптации. Там же, где границы его представлений о порядке нарушены и он сталкивается с другими взорами на эту делему, его способность к адаптации – пластичность нервной системы – оказывается не в состоянии выдержать эту нагрузку. Он не совладевает с Применение историй на практике 5 глава новейшей ситуацией и реагирует на нее состоянием волнения, паникой, злостью либо органическими болезнями.

«Если я в детстве не убирала свою комнату, то мать мне гласила: «Я тебя больше не люблю!» Это наводило на меня панический ужас. Вот почему сейчас я очень педантична и из-за этого Применение историй на практике 5 глава нередко ссорюсь с супругом и детьми», – ведает тридцатидевятилетняя дама, страдающая сердечной дефицитностью, нарушением кровообращения, приобретенным запором, нарушением сна.

«Я привык делать все в определенном порядке. Все должно идти своим чередом. Поначалу я чищу зубы, позже моюсь, бреюсь, кропотливо одеваюсь, сажусь завтракать, выпиваю две чашечки кофе, читаю газету, позже иду в туалет. Если Применение историй на практике 5 глава этот порядок нарушается, я совсем выбит из колеи, весь денек для меня потерян», – гласит тридцатипятилетний экономист, обратившийся за консультацией по поводу назойливых состояний и приступов волнения.

Кризис может нарушить установку, вызывающую такое фиксированное поведение. Но одно только изменение установки не может привести к полному изменению поведения. Почти всегда, чувственный Применение историй на практике 5 глава кризис обычно вызывает прилив эмоций, порождает внутренние сомнения, расстройства, угнетение.

Для неких людей состояние неизменных колебаний, неуверенности, даже временная утрата возможности ориентироваться представляются так ужасными, что они выбирают себе другую крайность. Чтоб защититься от колебаний, точнее, от состояния отчаяния, они «спасаются бегством» в упрямство, непреклонность, которое считают проявлением Применение историй на практике 5 глава твердости нрава и верности. Чтоб не поменять собственного поведения, эти люди не хотят знать той инфы, которая могла бы усилить их сомнения и тревогу.

Слуга баклажанов

Давным-давно жил-был на Востоке могущественный владык. Он очень обожал баклажаны и не мог всласть ими насытиться. У него даже слуга был Применение историй на практике 5 глава только для того, чтоб в особенности смачно приготовлять это кушанье. Владык гласил мечтательно: «Как же прекрасны эти плоды. Какой у их божественный вкус. Как они элегантно смотрятся. Баклажаны – это самое красивое, что есть на свете». «О да, мой повелитель», – отвечал слуга. В тот денек владык съел от алчности столько баклажанов Применение историй на практике 5 глава, что ему стало плохо. У него было такое чувство, как будто в желудке все переворачивается, подымается снизу ввысь и как будто все баклажаны, какие он когда-либо съел, желают выйти на свет божий этим неестественным методом. Он стонал: «Никогда больше в рот не возьму ни 1-го баклажана. Этих плодов Применение историй на практике 5 глава преисподней я больше не желаю созидать. От одной мысли о их мне делается плохо. Баклажаны – самые безобразные плоды, какие я только знаю». «О да, мой повелитель», – отвечал слуга. Здесь владык удивился: «Как! Еще сейчас деньком, когда я гласил о великолепии баклажанов, ты соглашался со мной. А сейчас, когда я говорю Применение историй на практике 5 глава, что они отвратны, ты снова поддакиваешь. Как это нужно осознавать?» «Господин! – произнес слуга, – я твой слуга, а не слуга баклажанов».

Слуга хитер. Он отлично знает роль, которую должен играть при дворе, знает, какие обязанности на него возложены и какие угрозы могут его подстерегать; он ведет себя так, что Применение историй на практике 5 глава и свои интересы не запамятывает. Он не показывает собственному государю на непоследовательность его рассуждений, да и не выступает в роли адвоката баклажанов. Его поведение прагматично и дальнозорко. Хотя, естественно, многие могут считать его поведение беспринципиальным.

Двадцатисемилетний служащий обратился ко мне с жалобой на боли в желудке. Его домашний Применение историй на практике 5 глава доктор высказал предположение, что предпосылки этого заболевания могут быть связаны с психикой. Уже в самом начале исцеления пациент повсевременно ворачивался к разговору о собственной профессии и сначала о сложностях отношений с шефом. Они сводились к последующему. Всякий раз, когда пациент предлагал обсудить свои идеи о новеньком проекте, шеф Применение историй на практике 5 глава отказывал ему в этом. «Шеф делает только так, как он желает, совсем не считаясь со мной». Пациент вправду отдавал все свои силы работе. Даже дома он работал до глубочайшей ночи, разрабатывая новые модели, и все только для того, чтоб на другое утро выяснить, что его старания не только лишь не желательны, но Применение историй на практике 5 глава являются помехой. Для него работа, проф фуррор составляли главный смысл жизни, потому создавшаяся ситуация становилась все более нестерпимой. Потому что пациент все держал внутри себя, ни с кем не делился, то его организм не выдержал: боли в желудке были протестом против несправедливости шефа.


primenenie-interaktivnih-tehnologij-v-korrekcii-rechevih-narushenij-interaktivnie-tehnologii-obucheniya-stranica-4.html
primenenie-internet-tehnologii-v-marketingovih-is-dlya-poiska-informacii-provedeniya-oprosov-vzaimodejstviya-s-individualnimi-potrebitelyami.html
primenenie-istorij-na-praktike-5-glava.html