Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже...

^ Примечания к главе III


Преизбыток антропного, доведенный главой II до критичной плотности, в этой главе заявляет о для себя на правах законодателя. Метаморфоза произошла. Жест Эмпедокла – 100 1-ый бык – кладет начало совсем другой организации Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... миропорядка, где центром будет являться антропос, другими словами антропный разрыв. Принцип антропного разрыва в данной главе выражается через стилистический прием – пат, особенное положение в шахматной партии, где ни одна из сторон не может поставить Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... другой мат. Такие партии обычно признаются сыгранными вничью. Создатели же берут чистую ситуацию пата, где ни один из «игроков» не согласен на компромисс. Патовая ситуация, как метафора антропного, не знает Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... поступательной развязки, с ее помощью описывается бифуркационный момент и его вероятное разрешение. Таким макаром, 3-я глава ставит собственной целью показать установление антропного порядка как канона.

Фоном для намеченной цели служит ткань гомеровского эпоса Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже.... Создатели нарочито замедляют один из эпизодов Одиссеи (Одиссей на полуострове Калипсо, песни 1 и 5), чтоб в нескончаемом укрупнении масштаба показать, как антропос сживается сам с собой, привыкает к неизменному преизбытку себя, привыкает Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... к своей ноше. Образно говоря, антропос вживается в себя как в роль. Процесс этот неописуемо тяжел, и только ценой метаморфозы, ценой истязающей агонии собственного существа, сталкивающегося с непролазным, разодранным, взвихренным миром (собой как миром Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже...), антропос производит лучший стиль движения, лучший стиль дела к миру.

Антропос имеет дело с изменчивыми сущностями, склонными в один момент поменять линии движения собственного существования. Нет больше сплошного места Космоса, где вещи Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... знают свои места и имена. Поэтому антропное отношение к миру (к для себя) – есть отношение недоверия, дистанции, задерживать которую хорошим образом – означает отлично играть роль антропоса. Можно сказать, что дистанция – это Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... основная величина данной главы, определяющая нрав главных концептов: сцены и времени.

Концепт сцены призван обрисовывать поле, подходящее для антропных движений, русло, по которому антропос движется, и, сразу, делает его своим Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... движением. Концепт сцены носит всеобщий и нужный статус для антропного порядка, так как антропос организует мир как проекцию себя самого, другими словами как пред-ставление. Это происходит поэтому, что антропос как действительность так исключителен, что Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... не знает никаких соразмерностей; он обязан (и свободен) иметь дело только с собой. Так появляется, как наиблежайшее следствие антропного преизбытка, почва представления – сцена, на которой разыгрывается действие под заглавием антропос Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже....

Концепт времени обрисовывает антропное движение как специфическую размерность. В данной главе показывается как время из пейратического состояния (см. примечанике 22 к главе I) оборачивается, сломленное давлением антропного преизбытка, в так именуемую «стрелу времени», где Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... «было» и «будет» – есть позиции антропоса по отношению к себе, произведенные принципом хорошей дистанции. Но «было» и «будет» – менее, чем фикции. Тут антропос вновь сталкивается с неодолимым затруднением – вынести сам себя он не Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... может, но не может и переложить часть собственной ноши, распределить себя на прошедшее и будущее. И то и это может быть только временно, и вот антропос обязан балансировать. Рваный ритм движений Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... антропоса в поисках равновесия (другими словами свершенности, перфектного состояния) и можно именовать временем.

Создатели застраивают концепт времени исходя из значения латинского слова tempus и симметричного ему по смыслу греческого слова . Отсылая за Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... подробностями к монографии Р. Онианса, можно сказать, что время стает как нормально направленное действие в максимально уязвимый, страшный момент; как попытка изловить равновесие на краю пропасти.

Равновесие как перфектное состояние доступно антропосу только Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... как повсевременно ускользающее. Этим антропная «стрела времени» отличается от времени-хроноса, где время всегда перфектно, оно существует как замкнутый предел мира. Быть подлинно в реальном, прошедшем и будущем может только Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... совершенный (perfectum) замкнутый космос. У антропоса же, пораженного настигающим его зиянием преизбытка, хватает сил ровно так, чтоб быть в реальном, быть животрепещуще.

Таким макаром, концепт времени и концепт сцены смыкаются в единую антропную размерность Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже..., ведь каждый жест, каждое действие на сцене (сценический акт) – животрепещуще, сиюминутно, существует только тут и на данный момент, при всем этом скрытое маской, никогда не совпадает с собой, являя умелую Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... игру с хорошей дистанцией.

Концепт сцены и концепт времени вместе определяют антропное движение как принцип вида. Лучшая дистанция – это дистанция взора: сцена предоставляет возможность дистанцироваться от себя как дистанцируется актер от зрителя, время Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... позволяет уйти в один из временных модусов – обозримое прошедшее либо представимое будущее.

Открытие принципа вида знаменует собой конец главы. Апория антропоса – балансирующего, мечущегося, претерпевающего метаморфозы – разрешается, как жажда преизбытка оформляется в жажду Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... вида. Пат, как невозможность перфекта, оборачивается возможностью проецировать перфектное состояние, катарсис. Так, через принцип вида, находится порядок антропного, лучший стиль его движения, канон антропоса.

Особенное место в данной главе занимает язык. Эпос как Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... повествование стает тут в собственном коренном значении – , крик (старая форма слова эпос начиналась с согласного звука, подобного британскому «w»; латинское слово vox (глас), английское voice и российское крик – начально 1-го корня со Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... словом эпос). Словоохотливость персонажей связана с их ломкой, с невыполнимостью молчать. Неизменный поток речи – это тоже метод задерживать дистанцию, ловить равновесие. Все диалоги в данной главе (равно как и в Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... предшествующей) являются надуманными, коммуникации меж персонажами нет. Три персонажа – Одиссей, Калипсо и Арго – вообщем есть на различных уровнях действительности, поэтому не могут слышать и осознавать друг дружку. Так, Одиссей, как маска Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... становления антропного канона, способен только к разговору с собой; Калипсо, как размерность Марсия, напротив, может только откликаться; Арго как призрак корабля либо призрак искусства строить корабли вообщем есть проекция желаний Одиссея. Таким макаром, все произнесенное Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... в данной главе, сказано Одиссеем, в поисках себя бросающегося то в один, то в другой собственный модус. И речь в данном случае является силовым вектором, соединяющим персонажей в патовой Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... композиции.

Одиссей – в греческой мифологии правитель острова Итаки, правнук Гермеса. Имя Одиссея разносторонне, его можно перевести как «лукавый ум» либо как «гневаюсь». Биография Одиссея сначало не была связанна с событиями Троянской войны Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже..., и являлась достоянием всераспространенных фольклорных мотивов: далекое морское путешествие, пребывание героя в ином мире, возвращение супруга тогда, когда супруге угрожает заключение нового брака. Включение Одиссея в число вождей Троянской войны приводит к Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... формированию других представлений о подвигах Одиссея. Одиссей – колоритная фигура конкретно ионийской ступени эпоса. Он – носитель практической разумности, неустанной энергии, дальнозоркой возможности ориентироваться в сложных обстоятельствах, умения сладкоречиво и внушительно гласить. Как такой Одиссей выступает деструктором Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... архаического мира, его противоборство проклятью Посейдона всходит к глубинному пласту утраты старыми божествами собственной роли. Гомеровский эпос именует Одиссея как лукавца, в коварстве и изворотливости с которым тяжело тягаться даже Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... богам. Одиссей 1-ый из героев внушает опасение богам, что он способен действовать «вопреки судьбе».

Создателями Одиссей как персонаж берется конкретно в контексте деструкции архаики, промежного звена в становлении антропного. Маска Одиссея презентирует Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... точку нескончаемой изворотливости, неопределенности. От гомеровского Одиссея взяты отдельные элементы, которые в свете антропной размерности обретают особенный смысл. Таковы мотивы нескончаемого странствия, проклятья старого бога и противоборства проклятью, желания возвратиться домой Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... и неизменная отсрочка реализации желания. Сюда же относится способность Одиссея к правдоподобной ереси, изобретательность и сладкоречие. Мотив наилучшего лучника отсылает к концепту «кайрос». В целом маска Одиссея обозначает не место, не существо, но Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... ситуацию хаотического состояния мира, когда из разрозненных частей нужно сложить гармоническое целое, но как это сделать – непонятно.

Не считая того, создатели работают с персонажем Одиссея как с культурным архетипом, в XX веке Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... преобразовавшимся в фигуру джойсовского Уллиса, отчужденной, заброшенной личности, лишенной способности возвратиться куда бы то ни было. Избранный эпизод гомеровского эпоса (Одиссей, заключенный на полуострове Калипсо) использует механизм робинзонады, и, а именно отсылает Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... к Робинзону Турнье, способному создавать действительности из материала одиночества. Нескончаемый полдень, полуостров Огигия как место вне времени и места – это практически полные заимствования из «Тихоокеанского лимба». Так, Одиссей в тексте данной Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... главы совершает очередное путешествие - гомеровскому Одиссею наследует римский Ulixes, тому, в свою очередь – Uliss XX века.

Калипсо () – нимфа, дочь титана Атланта и океаниды Плейоны, владелица острова Огигия на последнем западе. Ее имя практически переводится Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... как скрывающая, и показывает на связь с миром погибели и забвения. По сюжету «Одиссеи» Калипсо держала Одиссея у себя в течение 7 лет (по другим версиям – 12-ти), скрывая его от всего Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... мира. Считается, что, покинув Калипсо, Одиссей тем одолел погибель и возвратился в мир жизни.

Как уже было сказано выше, для создателей маска Калипсо стает как поверхность Марсия, самотождественность ландшафта, труднодоступная для осознания Одиссею. Так, время Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже..., в каком существует Калипсо, – нескончаемый полдень, – это время, неузнаваемое Одиссеем. Он не существует в нем, не может существовать, он хочет преизбыть это время, ибо его жизнь начнется только «потом». Полдень – это Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... время перфекта, пейратическое время архаики. Для Одиссея, уже не принадлежащего архаическому миру, но еще не способного его покинуть, полуденное отсутствие теней нестерпимо, образно говоря, ему нужна тень как дистанция к для себя.

Гомеровский Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... мотив качественного ткачества Калипсо в данной главе продолжает разворачивать концепт «кайрос» и рассматривается создателями в архетипическом его смысле (как плетение судьбы). Таким макаром, Одиссей, покидая Калипсо, нарушает ход нитей судьбы Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже..., совсем отрываясь от закономерностей архаического миропорядка.

Арго – в греческой мифологии корабль, нареченный так по имени мастера, Арга, построившего его. Относится к циклу легенд о золотом руне. В контексте главы маска Арго обозначает сразу Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... и корабль и мастера, построившего его. Маска призвана выражать искусство как таковое, мастерство, умение создавать нечто. Если маска Калипсо представляла утраченное Одиссеем, то Арго, напротив, существует как сфера хотимого. И в прямом и Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... в переносном смысле Арго нужен Одиссею, чтоб возвратиться в собственный мир.

В целом отношения персонажей выстраиваются как становление антропного дела к себе. В нюансе концепта сцены ни Арго, ни Калипсо не Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... являются равнозначными Одиссею персонажами. В определенном смысле, в этой главе только один персонаж – Одиссей. Игровое место масок Калипсо и Арго не совпадает с их репликами и монологами, существующими как эхо слов Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... Одиссея; быстрее Калипсо и Арго размещаются в пустотах и лакунах текста, обозначая места невозможности речи Одиссея, препятствия в его движении к сцене. В нюансе концепта времени маска Калипсо разыгрывает временной модус Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... прошедшего, маска Арго – модус грядущего. Одиссей как антропный разрыв отыскивает равновесие меж ними; чаши весов, уравновесившись, приводят его к временному модусу реального, к актуальности, показанной в этой главе через метафору катастрофы как сценического действа. Эпос Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... как крик боли трансформируется в трагедию как песнь о боли, Одиссей, несомый проклятьем, оборачивается Эдипом, несущим собственный рок. Тут начинается новый виток антропного, связанный с теоретическим отношением к себе.


 В заглавии Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... главы создатели исходят из сюжета мифа о Ясоне, делящегося на две части: путешествие за Золотым Руном как акмэ Ясона, и жизнь Ясона позже. Судьба Ясона употребляется создателями для обозначения временного слома Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже..., бифуркационного скачка времени меж к тому же уже. Действия главы разворачиваются в рамках обозначенного времени. Тут идет речь о формировании животрепещущего.

xvii

  (греч.) это слово – одно из более ярчайших свидетельств, что греческий язык мертв Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... для современного евро восприятия. Как считается,  значит положенную меру, уместность, возможность. Но, как пишет Онианс, при воззвании к ранешным источникам приходится признать, что пред нами никак не абстракция, которой наше сознание заменяет Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... совсем незнакомое значение. Таковой перевод вполне закрывает от осознания начальный смысл слова .  относится к уровню тех слов греческого языка, которые вовлекают в себя целые культурные пласты, а поэтому не может Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... быть переведено совершенно точно.

Вправду, предполагаемое значение «возможность» никак не стыкуется, например, с контекстом, в каком Еврипид именует словом  часть тела, при проникновении в которую, в особенности в голову, орудие «затронет саму Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... жизнь». Этот термин для точки, где более просто просачивается орудие, римляне практически перевели тем словом, которое соответствовало более всераспространенному в ту эру значению  – словом tempus (время, висок). Но  в значении части тела, совсем не значит Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже..., что идет речь о мишени; уязвимая часть тела не является избранной целью. Древнее значение слова  порождено обрядом, описанным у Гомера – лучники, в соперничестве за руку Пенелопы, ну и сам Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... Одиссей, стреляли в доступное для проникания стрелы сквозное отверстие в лезвиях 12-ти топориков, выстроенных в ряд. Чтоб стрела прошла через ряд отверстий, необходимо не только лишь правильно прицелиться, да и лупить очень, по Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... другому стрела, даже попав в 1-ое отверстие, не прошла бы весь ряд насквозь. Отсюда  становится кое-чем верным и правильным, верной целью. Так понятое слово  разъясняет, почему  в одних случаях значит Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... «стык», «разъем», в других – «должная мера».

Но, существует очередное слово , не имеющее, как считают, ничего общего с . Сохранившиеся древние дефиниции очень расплывчаты. Разумеется одно, этот предмет играл важную роль в ткачестве, в процессе проведения Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... нитей утка через нити базы. Основываясь на очень убедительных основаниях, Онианс подразумевает, что  и  вначале представляют собой одно и тоже. Внедрение же слова  в ткачестве позволяет лучше разъяснить развившееся значение «решительного момента Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже...», «удобного случая», потому что в процессе тканья отверстие в базе раскрывается только на время, и нужно успеть произвести выстрел. Выстрелом называется в почти всех языках проведение челнока через нити базы.

Суммируя Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже..., можно сказать, что слово  стает как решительный момент в ткани судьбы человека. Можно добавить, что слово  родственно по корню с  (отрезать), и  (судить) (от этого корня российские слова «кризис» и «критика»), другими словами обрисовывает Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... критичное состояние человека.

xviii Полдень – в фольклорной и сказочной традиции различных народов – время смещения границ мира. Конкретно в полуденном мареве стирается грань меж смертными и бессмертными. В греческой традиции Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... полдень – время Пана, конкретно в полдень людей более нередко обхватывал ниспосланный Паном, панический ужас. Монолог Одиссея представляет собой синтезированный создателями жанр – панику. Паника как жанр существует вместе с лирикой и меликой и призвана Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... обрисовывать антропное беспокойство.

xix Архи-тектура, другими словами сверх-тектура, излишек техники по отношению к архэ. Как самостоятельное образование архитектура появляется довольно поздно. Ее возникновение связано с десакрализацией места. Для того, чтоб обозначить Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... священное место больше недостаточно просто пещеры либо рощи. Святыни, подобные Пифийской расселине либо Додонской роще, или доживают собственный век в качестве архаизмов, или достраиваются, наращиваются, чтоб соответствовать новым аспектам сакрального. Храмы, святыни Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... строятся, другими словами создаются искусственно, при этом нужно нескончаемое усложнение и детализация постройки. Можно сказать, что зачинателем священного места является больше не божественная сила (Омфал, как камень, рухнувший с неба), но сила человека Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже...; ну и симметрия храмовой постройки выстраивается относительно мастера-архитектора (храм, выстроенный тем-то и тем-то, узнается по руке мастера)

Если рассматривать архитектуру как принцип структурного усложнения, то можно сказать Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже..., что архитектура обхватывает все области греческой культуры.

xx Тектоника тут – это архитектура, понятая как принцип структурного усложнения. Тектоника обхватывает все области греческой культуры, при этом существует тотчас раздельно от собственного материала Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже.... Так, стихотворение может быть написано под шаблонный размер, который существует независимо от данного определенного стиха. Таковой известный размер упрощает восприятие стиха, точнее, само восприятие устроено по принципу тектоники. То же можно сказать и о пластических Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... искусствах. Вообщем, архаическая «скульптура» (если она может быть так названа) – это вещь, как она есть, ее завершенность – не принципиально естественного она происхождения либо искусственного – принадлежит ей самой, в отличие от Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... древней статуи, где даже священные скульптуры несут на для себя имя создавшего их мастера. Архаическая антропоморфная статуя подразумевает трансформацию тела человека под божество (как это было в Старом Египте, Индии); традиционная древная скульптура Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже..., напротив, подразумевает формирование бога под антропоморфность. Конкретно это обуславливает хваленый реализм, «жизненность» греческой пластики – поражает обилие поз, детальность изображения мускулатуры, одежки, волос, украшений и остального. Скупость архаических статуй в отношении Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... всего этого продиктована совсем не «отсутствием мастерства» либо «недоразвитостью», как это принято считать, но другим отношением к миру. Архаическая статуя-божество организует актуальное место, без него жизнь невозможна в буквальном смысле, чего Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... не скажешь об древней статуе. Архаическая скульптура несет на для себя мир, а поэтому она максимально ординарна (чурбан, камень), а вероятные детали – есть детали мира, но не человека. Так, костяные подвески на африканских кумирах Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... отсылают (точнее было бы сказать, содержат) к стихиям и тотему-предку; красивые же волосы Артемиды, легкий поворот шейки и складка губ только имитируют значение, они не отсылают никуда и ни к чему Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже..., заставляя скользить по собственной поверхности взором, глядеть и не наглядеться – ведь любая деталь плавненько перетекает в другую, перекликаясь в радиальном движении поверхностей. Архаическая скульптура, организуя миропорядок, подразумевала одну единственную перспективу взора Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже..., древние же скульптуры есть в преизбытке вероятных перспектив, тем взор провоцируется к радиальному движению, осматриванию (это слово отлично подчеркивает праздность дела греков к своим богам). Таким макаром, в древнем пластическом искусстве сказывается принцип тектоники Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже...: гармония достигается средством неизменного движения – как круговорота деталей и частей скульптуры, так и кружения взора.

xxi Тектоническая плита тут – совокупа тектоник, образующих «плиту», основание, которое несет на для себя весь Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... свод. Можно сказать, что устойчивость тектонической плиты обоснована ее подвижностью. Эта максима справедлива для всей антропной действительности. Феноминальным образом, чтоб устоять (другими словами обрести некоторую самотождественную законченность), для реалий антропной размерности нужно Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... смещение, скольжение, падение, схожее балансу канатоходца.

xxii Королевский взор тут – это динамическая метафора метода глядеть на что-либо. Взор царя с трона – это взор в лицо, всегда направленный прямо впереди себя Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже.... Королевскому взору противопоставлен взор скитальца, не привязанный к какому-либо месту и методу глядеть. Для скитающегося взора в пространстве нет привилегированных точек.

xxiii Такая ситуативность греческого канона: его строгость, выверенность и прекрасный баланс Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... 10-ов деталей застроен исходя из случаем попавшейся меры.

xxiv Как понятно, жанр катастрофы всходит к ритуальным хоровым песням, сопровождавшимся инсценировкой жизни и погибели Диониса. В базе обряда лежат одни и те Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... же легенды о страданиях Диониса: Дионис попадает к фракийскому царю Ликургу, и тот, отказываясь признать в нем бога, совершает над ним насилие и кидает в подземелье (по другим версиям безжалостно убивает). Зевс, отец Диониса Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже..., выручает (оживляет) его, и поражает Ликурга безумием. Согласно другому мифу Диониса разрывают титаны. Эти мифологические сюжеты всходит к еще доолимпийскому культу умирающего и воскресающего божества. Таким макаром, любая катастрофа начально Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... разыгрывала мучения Диониса; обилие сюжетов и масок традиционной катастрофы связано с антропной метаморфозой, с желанием антропоса глядеть на свои мучения.

xxv Пряжа на коленях богов – это иносказание древнегреческого языка, обозначающее свершающуюся судьбу Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже.... «Это лежит на коленях богов», другими словами это еще непонятно, это решается на данный момент. Длина нити отождествлялась с длительностью жизни. За подробностями отсылаем к исследованию Р. Онианса.

xxvi Привлекая более ранешние греческие Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... тексты, можно сказать, что глагол , употреблявшийся в более позднем языке в значении «воспринимать» (от этого корня российское «эстетика»), слышать, созидать, и вообщем принимать нечто, вполне совпадает с гомеровским  «вдыхать».



xxviiТретья глава закончилась обретением Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... хорошей дистанции, позволяющей антропосу глядеть на себя, по этому ситуация пата разрешается в катарсис. Эта дистанция, порожденная сценическим местом, есть не что другое, как катастрофический оптимизм, в каком сейчас сфокусировано антропное Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже.... Сама ситуация антропного разрыва сдвигается от не-уместности (атопичности) в строну дела к для себя. Одиссей-атопон, становясь Одиссеем-актером, сформировывает себе место – сцену, позволяющую глядеть Одиссею-зрителю на антропный разрыв как на Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... произведение искусства. Антропос в четвертой главе подобен Медузе Горгоне, смотрящей на себя в «зеркало сцены» - такая антропная природа разума. Мозг как поиск, природа которого антропна, и составляет тему данной главы Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже.... Цель создателей – показать разум как преизбыток, не понимающий остановки в собственной жажде. Эта избыточность мозга оборачивается то роскошью, то аскезой, и находит свою меру не в ответах, и даже не в вопросах Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже..., а в вопросительной интонации, лишней по отношению к ним. Разум как преизбыток, находящийся в нескончаемом поиске себя же самого как мудрости – вот та умопомрачительная способность, которую отрастили для себя потомки Одиссея, назвав ее философией Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже.... Философский пир, на самом деле, оказывается полем, в каком разыгрывается действие четвертой главы. Это – фактически философское действие: на уровне фабулы тут не происходит ничего, не считая метаморфоз речи. Но пред нами драма – драма Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... философского языка, где по ходу деяния мысли антропос преобразуется в канон, антропное сдвигается, оставаясь неосуществимым, и все начинается поновой – поиск преобразуется в охоту.

Заглавие главы «Первый пир – последний пир Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже...» отсылает к жанру застольных бесед, так именуемых «симпозий», которому положил начало Платон, и который имел аналогии не только лишь на греческой, да и на римской почве. 1-ый акт четвертой главы представляется аллюзией Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... (прямо до прямых цитат и имен персонажей) на текст платоновского «Пира», вобщем, создателей интересует не тема, поднятая Платоном, а сама атмосфера философского пира. Ситуация пира, антропная по духу, увлекательна создателям как искусственное Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... теоретическое место (место общества), делающее вероятным такое странноватое образование как идея. Пир, подобно театру, представляется сложной оптической системой, которая позволяет взорам участников, преломляясь через призму диалога, сформировывать отношение к для себя как умозрение Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже.... Каждый, участвующий в совместном деле симпозиона (совместное питие вина), является и актером, и зрителем, так как все равно участвуют в зрелище, представляя собой содружество претендентов-соперников, собравшихся вокруг мудрости и во имя ее. (См Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже.... Ж. Делез, Ф.Гваттари «Что такое философия?», СПб., Алетейа, 1998). Вобщем, по ходу деяния выясняется, что место мудрости, вокруг которого они собрались, пусто. Но это не лишает смысла их обоюдное Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... соперничество, но делает его в первый раз бескорыстным, проявляя чистую силу соперничества, жажду преизбытка. Посреди их нет фаворита, так как не чем владеть, нет такового ответа, который мог бы насытить – тем крепче они держатся друг Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... за друга. Таково общество философов, в первый раз делающее вероятной идея как поиск, а не мудрость как обладание результатом.

Так как философский пир, в отличие от пира ритуального либо Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... светского, является зрелищем антропного, 1-ый пир всегда окажется последним. Пир по-своему вечен, и в то же время повинуется требованиям обновления и мутации, поэтому его история, представленная тут, довольно неспокойна. Можно сказать Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже..., что каждый момент пира и каждое место пребывает – но во времени, и происходит, но вне времени. (См. Делез, Гваттари, там же, стр. 17). Поэтому персонажи философского пира, выставленные тут, и концепты, участвующие в речи, соседствуют Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... вместе время от времени вопреки обычной хронологии, а сам пир, начавшись в доме афинянина Агафона, завершается в доме римского патриция. Не считая того, вся глава построена как метаморфоза антропоса, порождающая инверсию времени. Если Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... в первом акте антропос еще только становится концептом, пытаясь обрести устойчивость и равновесие, выстраивая лучшую дистанцию к для себя, то в интерлюдии происходит собственного рода коллапс антропного – лучшая дистанция преобразуется в Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... канон, и антропос уже стает как мера всех вещей. Антропос пойман. Мозг узаконен. Но, став мерой, антропос сделал мерой преизбыток, излишество, роскошь, плодами которой вскормлен Рим. Таким макаром, антропный разрыв Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... сдвигается и продолжает заносить хаос в стройное здание культуры все так же на незаконных правах. Конкретно он дает о для себя знать в парадоксе римской скукотищи, порожденной римской цивилизацией – легитимной наследницей нелегального королевства. Так Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... «Первый пир – последний пир» представляет собой феномен, апорию, неосуществимое движение мысли меж к тому же уже.

Сцена, которую 3-я глава застала в состоянии рождения, в четвертой главе уже вступила в Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... свои права и диктует свои законы персонажам, располагая их в декорациях пира, тем, придавая космосу статус декорации. Персонажи уже принадлежат сцене полностью и на сто процентов, и не помнят, что можно существовать по другому. На Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... самом деле, они представляют собой маски оптимизма (катастрофического, очевидно).

Лучшая дистанция структурирует не столько взор (она как раз разрушает обычное зрение), сколько мозг как «орган» видения. Поэтому, создателей интересует не столько Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... театр как такой, сколько теория как умозрение. Будучи людьми ХХ века, создатели отдают для себя отчет, что фактически древнегреческий смысл как театра, так и теории, для их недостижим. А поэтому создатели выводят уравнение Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... с 2-мя неведомыми, в каком театр и теория должны прояснить друг дружку, так как они объединены логикой древнегреческого языка. Такое натяжение смысла меж 2-мя неведомыми позволяет созидать саму структуру Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... неосуществимого вида, которым и является антропос (конкретно с этой целью персонажи ведут теоретические речи о театре, также вынуждают философские концепты участвовать в постановке катастрофы).

Язык четвертой главы представляет собой чистую презентацию 2-ой природы Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... слов, искусственной природы. Это язык, на котором можно гласить и гласить, гласить без остановки. В отличие от 2-ой и третьей главы, где сцена показывала ломку языка, выходя на пределы самой способности слова, тут можно Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... сказать, что метаморфоза произошла, и в первый раз 2-ая природа слов оказывается посильнее первой. Разорвав связь с корнями, слова становятся концептами, превращаясь в охотничью свору, знающую искусство преследования вопросов. Точно, можно Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... сказать, что это очень отличные слова, поэтому только им и есть место в пространстве пира. Но, они небезопасны для тех, кто считает себя их хозяевами. Их охотничий азарт настолько велик, что Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... если охотник не способен его вынести, он сам рискует перевоплотиться в дичь, загнанную и растерзанную своими своими словами. Такая обратная сторона пира.

Персонажи четвертой главы своеобразны в том смысле, что большая часть из Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... их может быть узнано в качестве реально существовавших исторических личностей. Вобщем, что мы можем знать о их, не считая тех слухов, которыми их имена обросли в истории. Создателям кажется, что Сократ либо Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... Евклид, вобщем, как и Сенека либо Овидий менее и более реальны, чем Чужеземец (очевидная платоновская конструкция). Поэтому создатели не претендуют на исследование биографии либо выражений того либо другого персонажа, но Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... употребляют образ, сложившейся в культуре для того, чтоб на его базе сделать концептуальный персонаж, способный к диалогу. Можно сказать, что в отличие от прошлых масок, эти способны к таковой форме существования как диалог. Форма диалога Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... очевидно стилизована под тексты Платона, но имеется и различие: диалог организован таким макаром, что нет, и не может быть ведущего персонажа, чья речь выражает авторскую точку зрения, - быстрее они Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... все товарищи по несчастью.

Речь персонажей стилизована под ту «античность», которая находится в переводах, но она выдает свою принадлежность к дискурсу ХХ века, полному отчуждения и пафоса дистанции.

Сократ – тот Сократ, который в протяжении Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... 20 5 сотен лет не дает «пытливым умам» покоя. Внимательный читатель увидит, что Сократ этой книжки несколько отличается от платоновского. Он так же въедчив, умен и принципиален, когда дело доходит до рождения Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... мысли, но наименее защищен от превратностей речи, индифферентен к диалектике Одного и Многого, и достаточно хладно относится к вопросу Блага. Но это и не Сократ Ксенофонта – рассуждения о морали не занимают его. Создатели не лицезреют Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... в Сократе ни первого философа (подобно Платону либо Ксенофонту), ни первого декадента (подобно Ницше), быстрее, тут он – носитель ситуации второго вопроса. Его роль заключается в том, чтоб проявлять антропное Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... беспокойство. Естественно, реально существовавший (если он, естественно, существовал, а не был выдуман своими учениками) Сократ никогда не сумел бы сказать того, что тут произносится от его лица, но эффект его речи был Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... бы таким же разрушительным.

Евклид – тут, афинский математик, которого никогда не было. Евклид как персонаж, с одной стороны отсылает к Евклиду, известному арифметику, родоначальнику геометрии, жившему около 330 – 277 годах до нашей эпохи, составившему сумму Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... всей греческой математической мысли в трактате «Элименты». С другой стороны, создателей больше интересует способность теоретического мышления как такого, которая является начальной и для философии и для арифметики. Поэтому персонаж Евклида не вдается в Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... детали математических рассуждений, но показывает склонность теоретического мозга к геометрии, другими словами к положительным утверждениям умозрительного нрава, подлежащим подтверждению. Он избран в качестве достойного собеседника и противника Сократу.

Агафон – персонаж Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже..., пришедший прямо за Сократом из платоновского «Пира». Реально существовавший Агафон – афинский поэт-трагик, живший около 448-400 годах до нашей эпохи, был близок к софистам, находился под воздействием Горгия. Поводом для пира (как у Платона, так Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... и в этой книжке) является победа Агафона в афинском театре. Агафон как персонаж четвертой главы навряд ли даже по виду мысли совпадает с Агафоном историческим, во всяком случае, к софистике он индифферентен Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже.... Для создателей он является, сначала, трагиком, способным не только лишь создавать сценическое действо, да и рефлектировать по его поводу. Вместе с Сократом и Евклидом, Агафон является носителем теоретического зрения.

Маска Чужеземца Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... обыгрывает культурный архетип чужого, ее роль заключается в том, чтоб вынуждать Евклида и Сократа мыслить по другому. Он – противоречивая фигура: с одной стороны, еще не расположенная в языковом поле философии, с Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... другой стороны, уже включенная в ситуацию вопрошания и объятая беспокойством.

Павсаний – персонаж не много приметный, но очень нужный, так как заносит элемент драматичности, не давая другим персонажам утопнуть в возвышенных сентенциях. Его поведение всячески Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... намекает на то, что беспокойство может носить не только лишь антропный нрав.

Гален. Реальный Гален родился в Пергаме около 129 года до нашей эпохи. Поначалу был доктором гладиаторов, потом правитель Марк Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... Аврелий пригласил Галена в Рим в качестве личного доктора в походах против германцев. Его слава была настолько велика, что даже при жизни появлялись то и дело фальсификации, подписанные его именованием. Литературное наследство Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... Галена непомерно – несколько тыщ страничек. Он был систематизатором познаний в рамках медицины, ее дисциплин. Но, в Средние века с Галеном случилась та же неудача, что с Аристотелем: его теория стала догмой. Гален как концептуальный Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... персонаж увлекателен создателям в качестве диагноста. В этом смысле он наследует Эмпедоклу. Не считая того, в отличие от других персонажей римского круга (Сенеки и Овидия), Гален представляет собой попытку выстроить лучшую дистанцию Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... по отношению к Риму с помощью аутопсии. Практически это слово значит «видеть своими глазами», но как мед термин патологоанатомической практики это – «вскрытие тела».

Сенека, Луций Анней родился в Испании, в Кордубе в 4 году Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... до нашей эпохи. Он имел большой фуррор в политической карьере Рима. Сенека был назначен воспитателем грядущего правителя Нерона, в 58 году стал первым лицом империи. После ему пришлось пережить ряд Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... унизительных компромиссов, потом опалу, и, в конце концов, в 65 году нашей эпохи по приказу Нерона, вскрыл для себя вены. В философских сочинениях Сенека проповедует принципы стоической философии, приемущественно, его практическую сторону. Его заинтересовывают задачи добродетели Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже..., морали, блага. Не считая того, являясь фанатом греческой катастрофы, он адаптировал ее к восприятию римской публики. Катастрофы Сенеки, написанные не для сцены, а для чтения вслух (рецитации) в аристократических домах, в Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... протяжении долгого времени оставались единственным прототипом древней катастрофы в Европе. Таким макаром, Европа должна расхожим представлением о катастрофы как о страдании души, нравственном выборе и моральных мучениях конкретно Сенеке. В качестве концептуального персонажа Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже..., маска Сенеки представляет настроение умственной элиты Рима со всеми ее противоречиями. Можно сказать, что наилучшим произведением морализатора, стоика и трагедиографа Сенеки был сумасбродный правитель Нерон. Искреннее рвение к добродетели, в случае, когда Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... она является конвенциональным понятием (а не неувязкой), оборачивается праздной риторикой и занудством.

Овидий Публий Назон (43 до н.э. – 18 г.н.э.) вошел с ранешней молодости в круг аристократических поэтов Рима. Овидий был Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... известен своим талантом и очень ветреным образом жизни. Он вводил в свою поэзию очень фривольные мотивы, вступая в антагонизм с политикой Августа, мечтавшего возродить античные и грозные римские добродетели Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже.... В 8 году нашей эпохи Август отдал распоряжение о его высылке из Рима в крайнюю северо-восточную часть империи. Утонченный балованный поэт только с величайшим насилием над собой мог покинуть столичную обстановку и попасть к полудиким Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... сарматам. В письмах из ссылки он просил о помиловании, унижаясь до полной утраты собственного плюсы. Пробыв в ссылке около 10 лет он погиб посреди чужого ему населения, вдалеке от Рима и его Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... блестящей культуры. В контексте главы персонаж Овидия употребляется создателями для демонстрации фатальной зависимости от Рима как стиля жизни с его роскошью, зрелищами и зрителями. Так сказывается антропный разрыв с его жаждой Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... преизбытка.

Гален, Сенека и Овидий – три модуса римского состояния разума, с помощью которых создатели прослеживают метаморфозу антропного. Римское ratio способно к классификации (Гален), морализации (Сенека) и цинизму (Овидий) – так стает сейчас лучшая дистанция Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже..., так формируется отношение к для себя.

Не считая того, все три персонажа стают как квазигреческие (и в это смысле симптоматичные) фигуры. Они все отыскивают свои основания в греческом, пытаясь отыскать Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... ответы на все свои вопросы в традиционной эллинской культуре, но, Эллада остается для их фикцией, а сами они – римской копией с греческого оригинала.

 Если цель катастрофы – катарсис, то цель катастрофы об архэ Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... – очищение слова перегруженного отмершими смыслами, с тем чтоб поменять его природу, сделав его жизнестойким. Так протекает метаморфоза слов в концепты – слова 2-ой природы, наделенные заместо божественного придыхания интонацией вопроса. Так происходит становление философского языка, как Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... языка искусства. Язык сейчас – богатство теоретической размерности, будь то театр либо теория.

xxviii  (греч.) логос, слово произнесенное, не грамматическое; речь, изречение,условие, предание, слава; счет, соотношение, пропорция; рассуждение, причина Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже..., разум, и тому схожее. Логос – традиционный пример непереводимости древнегреческих слов.  (греч.) нус, мозг, разум идея, образ мыслей, смысл либо значение слова.  ( (греч.) алетейя, см. М.Хайдеггер правда, как то, что есть, как несокрытость Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже.... ,  ( (греч.) дюнамис, сила, способность, значение. .  ( (греч.) энергейя, деятельность, энергия.  (греч.) гигномай, рождаться, делаться, быть, случаться, делаться самостоятельным, в целом слово не переводимо.  (греч.) создавать, творить. Эти концепты – шлейф вопроса об архэ всего. Возмущение обыденного Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... языка, произведенное вопросом об архэ, породило новый рельеф местности, который размечают эти определения.

xxix  (греч.) инфинитив глагола быть (). В древнегреческом языке нет слова бытие. Упорность русских создателей, пишущих о греческом «бытии», об Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... «открытии бытия в поэме Парменида» просто поражает, тем паче, что посреди их даже нет согласия, какое греческое слово интерпретировать как «бытие». Так в роли «бытия» выступают: , , ,  , , . Но,  – это глагол Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... «быть», и даже субстантивированный, он все равно остается глаголом.  – это причастие от глагола  (есмь, существую), другими словами имеющееся.  вообщем значит хозяйство в доме, «вещички».   – аристотелевский вопрос, что-то вроде «как быть?», быстрее по зыбкости собственной Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... больше припоминает лиотаровское arrive’t’il?, и совсем нелепо переводится как «суть бытия». ,  - это «существующее, падающее само на/в себя» и «существующее как существующее». Можно сказать, и тут создатели убеждение Онианса Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже..., что грекам полностью чужда была абстракция, и что находить у их непознаваемое понятие «бытия» просто неправильно. Неправильно гласить, например, что Аристотель еще не разделял конструктивным образом сущее и бытие; ему вообщем Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... такое деление было не надо. Бытие как независящее от сознания существование беспристрастного мира, материи, природы совсем не заинтересовывало Парменида либо Аристотеля. Быстрее греческое чудо под именованием  было сродни зачарованности открывшимся преизбытком Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже..., выразившемся в инфинитивной (нескончаемой, преизбывающейся) форме глагола «быть». Как такой, глагол «быть» задает вопросительную интонацию, порождает (и порождаем) беспокойство. Не стоит задаваться вопросом о бытии, это излишнее усложнение, «быть» и так вопрос. Вся Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... «абстрактность» глагола «быть» может быть сведена к противоестественности потребления глагола «быть», к особенному вниманию к глаголу, во вред существительному.

xxx  ( (греч.) мысль, вид, внешность, род, образ. Это слово в архаическом написании начиналось с согласного Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... звука, подобного британскому «w», и звучало как «видео», относясь к общему индоевропейскому корню со значением «видеть»; российское слово «вид», «видеть» происходит от такого же корня. Создатели тем желают снова выделить, что Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... греческие концепты не носять отвлеченного нрава, мысль для греков была тем, что видно, тем, что вдыхается очами. ,  ( (греч.) категория, обвинение, практически «на агоре», другими словами прелюдно, при очевидцах; так категории Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... – это обвинение вещи в том, что она есть так и так. ( (греч.) эстесис, от старой формы глагола «вдыхать», фактически, все воспринимаемое. ( (греч.) этос, привычка, обыкновение, обычай.

xxxi концепты древнегреческого философского языка условно Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... можно поделить на две группы, согласно методу их образования. Общим для их будет то, что они все начально принадлежат обыденному языку, философский язык только нанимает их на службу. Вообщем можно увидеть, что древнегреческий Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... язык не знает искусственным образом сконструированных слов, типа нашей метафизики, онтологии, гносеологии. Последние образованны Европой методом извлечения корней из мертвого языка для собственных нужд. Греческий же язык философии не вытерпел абстракций. Группы Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... концептов различаются быстрее по настроению: некие из определений выражают ностальгию по утраченному, другими словами помнят свою «первую природу» (их архаическое сакрализованное употребление), таковы архэ, космос, телос, фюсис и остальные. Другие же полны оптимизма, их Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... нагрузка в языке философии – их «вторая природа» – несравненно больше обыденного значения. Таковы: мысль, категория, этос, эстесис,.

xxxii Антропный порядок языка смотрится двойственно. Теоретический язык не может родиться раз и навечно Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже..., означает, его наличие не упраздняет ежедневную речь. Они сосуществуют, являясь друг дружке преизбытком. Поэтому сохраняется возможность переключения из 1-го порядка в другой.

xxxiii Создатели делают стилизацию под узнаваемый жанр древнегреческих произведений – канон, проводя Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... аналогию меж каноном Поликлете (скульптура и текст) и фразой Протагора (человек есть мера всех вещей). Канон как трактат превращает и констатирует неустойчивость антропного в идеал, в теорему. Как такой, канон – это Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... событие, принадлежащее не антропосу, но культуре, другими словами действительности, проецируемой антропным вокруг себя. Канон свидетельствует об одновременном приобретении и потере антропоса – превращении его в итог. С одной стороны, антропос как итог – это бесспорное Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... достижение искусства, вносящее ясность и организующее реальность вокруг себя. С другой стороны, антропос в силу хаотической природы не в состоянии совпасть с любым результатом. Таким макаром, канон – это поистине антропный Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... фундамент, он имеет характеристики тектонической плиты, другими словами противоречивым образом соединяет внутри себя устойчивость при неизменных смещениях.

xxxiv «Рим» в данной главе выступает как маркер конфигурации дистанции взора, описанной в главе III Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже.... Искажение меры взора, искажение и неузнавание греческой теории, порождает очень странноватые феномены римской культуры. Рим, наследуя принцип вида в качестве организующего момента от Эллады, сдвигает фокус теоретического, превращая теорию как зрелище из власти в подчиненное Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже.... Катастрофа (как принцип вида) с этого момента подстраивается под потребность публики, власть зрителей более не поддерживает, но довлеет над катастрофой, власть зрителей становится идеологией. Идеологически застроенное зрелище не может позволить Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... для себя никаких «темных» мест, хаоидных образований, все перипетии должны быть узнаваемы. Требование к отличному зрелищу сейчас таковы: оно должно быть сложным по композиции и выполнению и обычным по смыслу. Так Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... катастрофа вытесняется боями гладиаторов, сатирами, комедиями на актуальные темы, триумфами, и эпатирующими жестами, типа жеребцов в сенате и поджога Рима Нероном. Таким макаром, сдвигается представление времени – заместо актуальности, нескончаемого «сейчас», как жеста театральной Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... креации, на римской сцене стает злободневность, другими словами ретроспектива, время, всегда отстающее на шаг. Играть момент «сейчас» - недопустимая и неосуществимая смелость. Антропная тоска по актуальности пробует прокормить себя, требуя хлеба и зрелищ в геометрической Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... прогрессии. Римская невозможность катастрофы в греческом смысле связывается создателями с процессом «канонизации» - перевоплощение антропоса, а потом и Эллады как антропной размерности в канон. Схожий эффект не является недочетом либо ошибкой Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже..., быстрее это закономерное и нужное движение. Зрелище и греческого, и римского эталона является как наследием, так и неувязкой Европы. Фактически говоря, создатели проблематизируют оба вида вида исходя из европейской ситуации.

xxxv Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... Civitas практически право гражданства, гражданство; штатское общество, правительство; город (Рим), граждане. Можно сказать, что civitas – продукт антропного распада, отсылающий к виртуальной действительности, производящей такие виртуальные места в пространстве идеологии как ветеран, инвалид Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже..., пенсионер. Быть в civitas – означает принадлежать государству, быть его функцией. Практически, уже тут срабатывает механизм отчуждения, который проявляет новейшую форму дела к для себя, где отношение опосредовано способностью работать. В качестве платы за служение государству Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... civitas искусственно продлевает способность работать, роль в обществе более не связывается с силами естества. Поэтому граждане Рима нуждались в римской империи, а империя нуждаясь в их всячески продлевала и крепила эту Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... зависимость. Такая искусственная форма как ветеран невозможна нигде более не считая как в рамках Римской империи. Европейская цивилизация наследует, удачно применяет и улучшает эту хитрость Рима.

xxxvi Увлекателен тот факт, что 1-ое Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... значение латинского слова ratio – совсем не «разум», а «счет», дальше в перечне значений: «денежное дело», «деловые отношения», «на расчете основанное предположение», и только позже «мышление», при этом с цветом разумного Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже... дела, расчета и размеренного взвешивания. Латинский язык вообщем не знает слов, которые могли бы обрисовать антропный разрыв, как баланс, не гипостазируя его. Слова латинского языка, употребляемые в контекстах, соотносимых с древнегреческим Нус Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже..., свидетельствуют о наличии отстраненности, меркантильности; для антропоса мыслить с этого момента означает не балансировать, но подводить баланс. Таковы все слова латинского языка, служащие для обозначения сферы мысли: mens - мозг как рассудок, намерение Примечания к главе III - Авторы чувствуют себя неловко. Авторы извиняются. Авторы все время извиняются. Дело даже..., план; consilium – обычно понимается как «суждение», хотя поточнее переводить как «совет», «благоразумие» (в особенности, политическое), «распорядительность», также «военный план»; veritas как «истина», значит быстрее истинность в смысле правдоподобности.



primechaniya-uchebnoe-posobie-sostavitel-melkumyan-elena-surenovna-doktor-politicheskih-nauk-docent-kafedri-politologii.html
primechaniya-v-v-ivanov-ocherki-po-istorii-semiotiki-v-sssr.html
primechaniyak-glave-i-str-639669-strabon-geografiya-v-17-knigah.html